Недостижимый финансовый центр

>

До начала последнего мирового экономического кризиса и  финансовый сектор Казахстана, и банковская система считались, по словам власти, самыми продвинутыми среди стран СНГ. Сущес­твовали большие планы по дальнейшему их развитию, и Региональный финансовый центр Алматы (РФЦА) тоже в эти планы входил. Теперь снова о развитии данного центра заговорили, но, видимо, эти планы так и не будут реализованы при сложившейся системе управления государством.

Не так давно казахстанские чиновники заговорили о развитии Алматы как о Региональном финансовом центре. В конце марта 2013 года директор департамента по развитию  РФЦА и исламского финансирования Национального банка РК Дархан НУРПЕИСОВ и другие снова заговорили о планах создать в Алматы этот центр. 

Как сообщил  Дархан Нурпеисов, «в стратегическом плане развития РК до 2020 года предусмотрено дальнейшее развитие РФЦА путем создания  необходимых условий для развития торгово-финансового центра, соответствующего международным стандартам, и его вхождения в группу 10 ведущих финансовых центров Азии, а  также становления отечественного фондового рынка к 2020 году региональным центром исламского банкинга в СНГ и Центральной Азии». При этом он убежден, что создание международного финансового центра усилиями одного регулятора в лице Нацбанка РК невозможно. 

В числе факторов, способствующих развитию РФЦА, директор департамента отметил благоприятный режим налогообложения, возмещение затрат эмитентов для выхода на торговую площадку, подготовку квалифицированных кадров для фондового рынка, создание национального рынка рейтинговых услуг, наличие одного государственного органа – регулятора, создание равных условий для казахстанских и иностранных участников финансового рынка и наличие либерального инвестиционного законодательства.

Кроме этого, еще в марте 2011 года Нурсултан НАЗАРБАЕВ поставил задачу создания регионального центра исламского банкинга в Алматы к 2020 году.

Со своей стороны председатель Ассоциации развития исламских финансов Казахстана, советник министра индустрии и новых технологий РК Ерлан БАЙДАУЛЕТ уверенно сказал: «Мы верим, что в силу истинных причин последнего глобального кризиса ликвидности, открывшего многим в мире важность и истинность антиростовщичес­кой направленности этического банкинга, наши усилия по продвижению социальной ответственности и нравственности в общий деловой климат будут вознаграждены преж­де всего дальнейшим улучшением взаимоотношений между бизнесом и государством на фоне тотальной борьбы с коррупцией, между обществом и предпринимательской средой в условиях взаимного доверия». Сказано, конечно, весьма оптимистично.

 

Вымирает ли идея?

Однако Дархан Нурпеисов не назвал факторы, препятствующие развитию РФЦА. Но для начала напомним, что еще 13 апреля 2011 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев упразднил Агентство по регулированию деятельности РФЦА и Агентство по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций (АФН), а их функции были переданы Нацбанку страны. 

Присоединение к Нацбанку РФЦА  скорей всего связано с явным «отмиранием» идеи появления регионального финансового центра в Алматы в ближайшем будущем. Казахстанский финансовый рынок подрастерял за последнее время часть своих конкурентных преимуществ, например, в виде банков, активно осуществляющих экспансию на соседние рынки, или «длинных» пенсионных денег, которые, как казалось, в какой-то момент могли стать очень привлекательным фактором для эмитентов из соседних стран. 

Таким образом, задача по построению среднеазиатского аналога финансового узла по примеру Дубая, которая изначально стояла перед РФЦА, за целых 5 лет не была решена. Причинами стали и применяемые подходы, оказавшиеся крайне узко направленными и оторванными от тенденций мировой глобализации. 

Между тем в РФЦА всегда имелись отговорки, когда кто-то отзывался критически в их адрес. «На построение инфраструктуры финансового центра требуется время, комплексный подход, в том числе и со стороны заинтересованных сторон, – признался Дархан Нурпеисов еще в 2008 году. – Превратить Алматы в Дубай или создать ликвидность рынку, который до нас работал около 15 лет, имея массу недостатков, – это абсурдная и недостижимая задача по своей сути».

В таком случае для чего надо было устраивать показную PR-компанию и везде заявлять, что планы по созданию регионального финансового центра – аналога Дубая вполне достижимы? С другой стороны, можно предполагать с большой вероятностью, что немало денег было и разворовано, как часто у нас бывает, и что, в конце концов, надо же чем-то занять своих родственников и друзей для набора опыта, а то одного диплома известного мирового вуза недостаточно.

Кстати, насчет благоприятного режима налогообложения можно поспорить. 10 июня этого года министр финансов Болат ЖАМИШЕВ заявил о том, что Министерство финансов РК может пересмотреть существующие налоговые льготы на 650 млрд. тенге. «Требуется также принятие мер по пересмот­ру и новому взгляду на все те налоговые преференции, которые в нашей стране есть. В нашей стране всего налоговых льгот на 1 трлн. 300 млрд. тенге – очень большая цифра, но половина из них – это стандартные льготы, которые существуют во всем мире, и мы склонны их сохранить, поскольку это обеспечивает конкурентоспособность нашей страны, – сказал он. – Но половина льгот – это те льготы, которые были приняты в нашей стране в целях стимулирования бизнеса, и по мере развития экономики нужно каждый раз переоценивать эффективность тех или иных льгот, чтобы обеспечивать поступательное развитие экономики», – добавил министр.

Касательно стабильности планов надо упомянуть предложение депутата мажилиса Турсунбека ОМУРЗАКОВА по переносу финансового центра Казахстана в Астану. Как ни странно, но это предложение было сделано почти в одно и то же время, как и по развитию этого центра, а именно в марте текущего года. Для чего надо было предлагать этот перенос, можно только догадываться.

Со своей стороны председатель Нацбанка Григорий МАРЧЕНКО заявил о том, что Национальный банк не считает целесообразным переносить финансовый центр в Астану, это может стоить очень дорого.

 

Амбициозный план под 

риском нестабильности

Однако на РФЦА казахстанские чиновники не остановились и пошли дальше, предложив сделать Алматы финансовым центром Единого экономического пространства (ЕЭП). По словам министра по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тимура СУЛЕЙМЕНОВА, к 2020 году планируется создать интегрированный финансовый рынок Казахстана, России и Белоруссии в рамках ЕЭП с центром в Алматы.

«В целом 2020 год – это тот год, когда уже по имеющимся договоренностям и обязательствам мы должны прийти к единому финансовому рынку, когда будет обеспечено взаимное признание лицензий и прочих разрешительных документов, а также недискриминационный доступ стран-участников на рынки друг друга», – уверяет Тимур Сулейменов.

В то же время министр признает: «Одно только снятие нормативных барьеров и гармонизация национальных законодательств не гарантирует свободное передвижение капитала. Для обеспечения доверия регулятора одной стороны к системам и мерам регулирования других стран-участников ЕЭП необходимо обеспечить обмен полной и достоверной информацией между регуляторами». 

Насколько полная и достоверная информация будет между регуляторами – это вопрос политический, например, как было с девальвацией тенге 2009 года в Казахстане. Пока еще не совсем ясно, как теперь будут проводить те же девальвации национальных валют, ведь единая валюта появится не ранее 2017 года, а за это время, по прогнозам профессиональных экспертов, мировую экономику ожидают рецессия и еще одна волна кризиса.

Надо еще учитывать высокую коррупцию и практически отсутствие свободы слова; к примеру,  в том же Сингапуре низкая коррупция при авторитарной власти, чего в Казахстане за историю независимости так и не было.

Пересмотр тех же контрактов на добычу нефти с иностранными инвесторами уже негативно сказывается на инвестиционном климате Казахстана, и не исключено, что критика последних выборов ОБСЕ связана именно с такими поступками действующей власти.

К тому же в Казахстане нет развитого фондового рынка, что будет серьезно препятствовать развитию РФЦА, и то же «Народное IPO» еще не гарантирует ускоренного развития  фондового рынка, как надеется правящий режим. 

Наконец, есть политический риск в виде приближающегося ухода из власти елбасы, и уже набирает оборот передел власти. И как уже отмечалось, республика пережила за последние два года столько нестабильности, сколько ранее не проявлялось. Причем подобная нестабильность будет если не нарастать, то точно резко не спадет.

Поэтому не придется ли нынешней влас­ти если не упразднять, то признать, что и этот проект с РФЦА провалился или пошел не так, как планировали?

 

Павел ШУЛЬЦ