"Директивы правительства не имеют на юге юридической силы"

Мэр Оша рассказал "Ъ" о своем противостоянии с руководством страны и ОБСЕ


Предстоящий ввод в Киргизию полицейских сил ОБСЕ вызвал в республике неоднозначную реакцию. Против этого выступили влиятельные политики страны и прежде всего мэр южной столицы, Оша, Мелис Мырзакматов, который вообще не признает власть временного правительства. Вчера он прибыл в Бишкек на переговоры с представителями ОБСЕ, но там его встретили бойцы СОБРа и внутренних войск. Задержать мэра не позволила его многочисленная охрана. О том, что произошло и что он намерен делать дальше, МЕЛИС МЫРЗАКМАТОВ рассказал корреспонденту "Ъ" КАБАЮ КАРАБЕКОВУ.


40-летний Мелис Мырзакматов считается одной из самых влиятельных фигур юга Киргизии. В 2007 году он стал депутатом парламента от правящей партии "Ак-жол". Мэром второго по величине города страны Оша его назначил экс-президент Курманбек Бакиев. После его свержения в апреле своих постов лишились все выдвиженцы экс-президента, кроме Мелиса Мырзакматова. Когда президента Розу Отунбаеву спросили, почему так произошло, она призналась: у нас нет сил его снять.


— Как вам удалось пройти через силовые кордоны?


— За мной стоит народ, и мне все равно, кто и как меня встречает.


— Вы выступаете против прибытия в Киргизию полицейских ОБСЕ. Почему?


— Большинство жителей Оша против иностранного присутствия в регионе. Городской совет народных депутатов однозначно сказал "нет". Я и народ считаем, что они виновники косовской трагедии. Мы не позволим повторять косовский опыт в Ферганской долине. Они чужие для нас.


— Вы конфликтуете с временным правительством, потому что власть на вас давит и пытается заставить уйти?


— За мной стоит народ. Если он скажет: Мелис, ты не прав, я уйду. А директивы временного правительства не имеют на юге юридической силы.


— Вас обвиняют в национализме...


— Да, я националист. Я люблю свой народ, поэтому бьюсь за его благополучие всеми средствами.


— На средства из российского кредита в Оше начали строить высотки для людей, потерявших кров во время июньских погромов, а земли на индивидуальное строительство выделены за чертой города. Но люди, привыкшие жить на земле, не пойдут в квартиры.


— На месте Оша я хочу построить город-сад. Мы никого не принуждаем. Хотим подписать договор с каждым погорельцем. А на нет и суда нет.


— Международная правозащитная организация Human Rights Watch обнародовала на днях доклад об июньской бойне на юге Киргизии. Вина за ее начало возложена на узбеков, но главный упор сделан на участие в резне милиции и армии, а также на зверства силовиков при подавлении бунта. Вы ознакомились с этим докладом?


— Нет. Я знаю одно: узбеки покушались на суверенитет Киргизии. Мы им дали отпор. Сейчас киргизы и узбеки в Оше живут мирно. Стрелять больше мы никому не позволим.


— В Киргизии скоро пройдут парламентские выборы. Вы сказали, что ни одну политическую партию, ни их агитаторов не пустите в Ош. Это же не совсем законно.


— Да пусть приезжают. Только если кто-то из них начнет рулить вправо или влево, мы их выгоним.


— А что значит: рулить вправо или влево?


— В общем, национальные чувства пусть не трогают.


— Выборы в парламент объявила президент страны Роза Отунбаева, и городские власти обязаны предоставить равные шансы всем.


— Я всех пущу в город. Но я отвечаю за Ош, и пусть только кто-нибудь попробует нарушить наши правила.


— Политика не заслоняет в Оше проблемы со снабжением населения продовольствием?


— В моем городе пропало 10 тонн гуманитарного печенья, 21 тонна масла и 7 тонн других продуктов. Куда все это делось, я пока не знаю. Но мы разберемся и найдем тех, кто ворует.


— Найдете и поставите к стенке?


— Вот разберусь со всеми и тогда все подробно расскажу...


Газета «Коммерсантъ» № 151 (4451) от 19.08.2010