О скелетах в шкафу «Казкоммерцбанка

>

Предыдущий наш материал под названием «Большие проблемы большого «Казкоммерцбанка» мы завершили словами, что «обнаружили нечто интересное и даже сенсационное про «Казкоммерцбанк» на сайте Национального банка Казахстана». Сегодня расскажем об этом подробнее.

Так вот, это интересное и сенсационное содержится в разделе «Сведения о собственном капитале, обязательствах и активах» по адресу http://www.nationalbank.kz/? docid=1060. Сравнивая данные в таблицах «Финансовые показатели банков второго уровня» по состоянию на 1 января и 1 февраля 2014 года, легко заметить, что финансовое положение «Казкоммерцбанка» резко ухудшилось.

Плохой пример БТА

Нет, с валовыми показателями у банка почти все в порядке. Его активы за январь текущего года даже увеличились на 11 миллиардов тенге: с 2501 миллиарда на начало января до 2512 миллиардов на начало февраля. Да и ссудный портфель вырос соответственно с 2482 до 2487 миллиардов тенге, то есть на 5 миллиардов.

Неплохо обстояло дело и с собственным капиталом. Если на начало января 2014 года он составлял 368 миллиардов тенге, то к 1 февраля вырос до 371 миллиарда. Что касается доходности, то с ней вообще все в порядке: процентная маржа по состоянию на 1 февраля составила 6,89% против 6,91% на 1 января, а процентный спред соответственно 3,34% против 3,41%. То есть снижение есть, но оно несущественное.

Интересное же и сенсационное  заключается в том, что сумма кредитов с просрочкой платежей у «Казкоммерцбанка» выросла с 833 миллиардов тенге на 1 января до 1061 миллиарда на 1 февраля. Прирост составил 228 миллиардов, или 27,4%. В том числе сумма кредитов с просрочкой свыше 90 дней увеличилась на 58 миллиардов тенге: с 730 миллиардов на начало января до 788 миллиардов на начало февраля. Согласитесь, это чересчур много.

В результате если на 1 января 2014 года доля кредитов с просрочкой платежей у «Казкоммерцбанка» составляла 33,55% от общего объема выданных этим финансовым институтом кредитов, то на 1 февраля она подскочила до 42,65%. То есть увеличилась на абсолютные 9,1%. Доля же кредитов с просрочкой свыше 90 дней выросла с 29,42 до 31,70%.

Так что если на начало текущего года показатели «Казкоммерцбанка» соответствовали средней по банковскому сектору «температуре» — она на 1 января текущего года составляла 34,5% по кредитам с просрочкой платежей и 31,2% по кредитам с просрочкой свыше 90 дней, то позднее «Казкоммерцбанк» начал брать плохой пример с «БТА Банка».

На 1 февраля 2014 года средний показатель по казахстанским банкам второго уровня — 38,8% по кредитам с просрочкой платежей и 32,24% по кредитам с просрочкой свыше 90 дней — оказался заметно ниже, чем у «Казкоммерцбанка». Для сравнения приведем соответствующие данные рекордсмена, то есть «БТА Банка» — соответственно 88,53% и 86,72%.

Почему молчит Нацбанк?

Любопытно, что ухудшение финансового положения «Казкоммерцбанка» началось не в этом году. Если сравнивать финансовые показатели по состоянию на 1 декабря 2013 года и на 1 января 2014 года, то становится понятным, что проблемы или проблема начались раньше.

Хотя за декабрь прошлого года объем кредитов с просрочкой платежей вырос всего на 9 миллиардов тенге  824 до 833 миллиардов), зато кредитов с просрочкой свыше 90 дней стало больше на 71 миллиард тенге, или 10,7%. Если таковых на 1 декабря 2013 года было 659 миллиардов тенге, то на 1 января 2014 года их стало 730 миллиардов.

Согласитесь, динамика явно вызывающая тревогу. Но что удивительно, топ-менеджмент«Казкоммерцбанка» хранит на эту тему полное молчание. Не менее удивительно и то, что не реагирует на происходящее и регулятор в лице Нацбанка РК. Между тем проблемы или проблема, ставшие причиной резкого увеличения у «Казкоммерцбанка» объема кредитов с просрочкой платежей, в том числе с просрочкой свыше 90 дней, является локальной.

Чтобы проиллюстрировать это, сравним финансовые показатели «Казкоммерцбанка» и всех казахстанских банков второго уровня. По состоянию на 1 декабря 2013 года общий объем кредитов с просрочкой платежей по БВУ составлял 4726 миллиардов тенге, к 1 февраля 2014 года он вырос до 5190 миллиардов. Увеличение составило 464 миллиарда, или 9,8%. В том числе объем кредитов с просрочкой платежей свыше 90 дней вырос с 4158 миллиардов до 4309 миллиардов. То есть на 151 миллиард тенге, или 3,6%.

Тогда как у «Казкоммерцбанка» объем кредитов с просрочкой платежей за декабрь 2013 года и январь 2014 года в общей сложности вырос на 237 миллиардов, а кредитов с просрочкой свыше 90 дней — на 128 миллиардов. Иными словами, на «Казкоммерцбанк» пришлось 51,1% общего прироста по всем кредитам с просрочкой платежей и 84,8% прироста кредитов с просрочкой свыше 90 дней.

Спрашивается, что такого происходит внутри «Казкоммерцбанка» после того, как его совет директоров принял решение приобрести вместе с Кенесом Ракишевым 93% акций «БТА Банка», заплатив за половину этого пакета акций 72 миллиарда тенге?

Мы, конечно, зададим этот вопрос Нине Ароновне Жусуповой как председателю правления и Нуржану Салькеновичу Субханбердину как главе совета директоров. Но почему-то уверены, что они отмолчатся.Почему? Да потому что подобное ухудшение финансового положения «Казкоммерцбанка» теоретически может происходить по четырем причинам.

Во-первых, наступила пора возврата какого-то объема кредитов, а финансово-экономическоеположение заемщиков не позволяет это сделать.

Во-вторых, произошло серьезное ухудшение экономической ситуации в стране, из-за чего часть заемщиков потеряла способность обслуживать кредиты.

В-третьих, по каким-то причинам руководство «Казкоммерцбанка» отказалось от стандартной практики переоформления неработающих кредитов в новые займы с целью улучшения отчетности.

В-четвертых, руководство «Казкоммерцбанка» в преддверии сделки по покупке «БТА Банка» и с молчаливого согласия регулятора начало вытаскивать «скелеты из шкафов» и корректировать отчетность, делая ее более достоверной и соответствующей реальному положению дел.

Мы допускаем, что причин могло быть несколько. Более того, уверены, что на заметное ухудшение финансового положения «Казкоммерцбанка» повлияли все четыре вышеперечисленных фактора. Для банковского сектора не секрет, что именно в «Казкоммерцбанке» всегда умели рисовать нужные цифры, однако именно этому финансовому институту данные вольности, как правило, сходили с рук.

И еще «скелеты в шкафу»

Завершая этот материал, приведем еще несколько любопытных цифр из тех же таблиц «Финансовые показатели банков второго уровня».

Например, сумма просроченной задолженности по кредитам, включая просроченное вознаграждение, у «Казкоммерцбанка» на 1 декабря 2013 года составляла 912 миллиардов тенге. Вычтя из них 824 миллиарда просроченных кредитов, можно найти объем просроченного вознаграждения, которое составляло на эту дату 88 миллиардов тенге.

Между тем к 1 февраля 2014 года этот показатель сократился до 6 миллиарда (1067 миллиарда минус 1061 миллиард тенге). Мы допускаем, что часть долгов могла быть погашена, но не все же полмиллиарда долларов! Это неопровержимо свидетельствует о том, что часть кредитов с просрочкой вознаграждения в декабре 2013 года и январе 2014 года была переоформлена в новые кредиты. Но тем не менее объем просроченной задолженности у «Казкоммерцбанка» возрос.

Плюс уже в январе 2014 года имел место отток вкладов как юридических, так и физических лиц. Если на 1 января первые держали в «Казкоммерцбанке» 647 миллиардов тенге, а вторые 986 миллиардов, то к 1 февраля эти цифры сократились до соответственно 641 миллиарда и 982 миллиардов. Отток несущественный — 6 и 4 миллиарда, но напомним, это было еще до келимбетовской девальвации.

Еще одна загадка, разгадать которую мы не в силах, это рваная динамика доходов «Казкоммерцбанка». В тех же таблицах «Финансовые показатели банков второго уровня» есть графа «Превышение текущих доходов (расходов) над текущими расходами (доходами) после уплаты подоходного налога».

Так вот, если верить данным Нацбанка РК, то за 11 месяцев 2013 года «Казкоммерцбанк» таковых имел 25,3 миллиарда тенге, а за весь 2013 года уже 45,6 миллиарда. Иными словами, 20,3 миллиарда тенге превышения текущих доходов над текущими расходами после уплаты подоходного налога сформировалось в декабре 2013 года.

Мы, конечно, не финансисты и не налоговики, но представляется, что банковский бизнес это вещь не только масштабная, структурированная и системная, но достаточно рыночная. А это значит, что подобных скачков быть не может, если только... их не рисовать.

Так что неудивительно, что в адрес редакции приходят письмо от недовольных вкладчиков и сотрудников - их только за последнее время пришло к нам не менее десятка. Некоторые из них ("Непромокаемая крыша“, "У сильного всегда бессильный виноват, "Казком"получит БТА за треть стоимости", "Так кто же все-таки «крышует» «Казком»") мы  публиковали на портале.

Кстати, за январь 2014 года превышение текущих доходов над текущими расходами после уплаты подоходного налога составило 2 миллиарда тенге, что вполне укладывается в статистику первых одиннадцати месяцев прошлого года.

И вообще, создается ощущение, что в последнем месяце прошлого года руководство «Казкоммерцбанка» взяло в руки кайло и лично отправилось в какой-то тайный золотосодержащий забой добывать прибыль для своего финансового института. Именно поэтому мы боимся, что все-таки основной причиной заметного ухудшения финансового положения «Казкоммерцбанка» в декабре прошлого и начале этого года стали действия топ-менеджеровпо приближению финансово-бухгалтерской отчетности финансового института к реальному положению дел. А вот почему они возможны и даже неизбежны, мы расскажем в следующем материале.

ОТ РЕДАКЦИИ. Статью "Большие проблемы большого "Казкоммербанка" можно прочитать по ссылке здесь.